Воскресенье, 19.11.2017, 22:30
"ЧЕЧНЯ ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА"
Владимир Хангельдиев


 


Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

КРЕПОСТЬ ГРОЗНАЯ, ГОРОД ГРОЗНЫЙ
23:02
К

КРЕПОСТЬ  ГРОЗНАЯ,  ГОРОД  ГРОЗНЫЙ

 

 

Необходимость строительства, а именно крепости Грозная,  диктовалась тем, что выбранное место обеспечивало русскому командованию возможность для прикрытия дорог, ведущих в сторону станицы Червлённой и в сторону Моздока через станицу Вознесенскую. Более высокий берег реки в этом месте позволял предотвратить внезапное нападение горцев со стороны леса, расположенного на противоположном берегу. Крепость должна была стать опорным пунктом и базой для армии, иметь продовольственный, вещевой склады, склад артиллерийского вооружения, казарму, столовую, госпиталь, жильё для офицеров. Правильность выбора места для строительства крепости была вскоре  подтверждена. Уже через три года, после окончания её строительства, чеченцы, во главе с Бей-Булатом, попытались в 1825 году взять её и аул Герзель, но неудачно. Вторично в 1831 году Гази-Магомед, взяв Терки, Кизляр, осадил крепости Бурную и  Внезапную, попытался взять Владикавказ и Грозную. Но  и эта попытка  не принесла ему успеха.

Строительство крепости  Грозная  началось 10 июня (22 июня в н.ст.) 1818 года и завершилось в 1822 году. Основным строительным материалом служили речной камень, известняк-плетняк, лес.

Согласно рисунку, изображенному на восьмой странице книги Н.Ш.Шабаньянца: «Город Грозный», крепость напоминала правильный шестиугольник. Перед ней на правом берегу реки Сунжи был построен редут с бруствером, предназначавшемся для обороны моста, ведущего к крепости. Первый камень в основание крепости был положен на месте созданного впоследствии при Советской власти, сквера имени А.П.Чехова  и построенной в нём красивейшей по архитектурному исполнению библиотеки его же имени. Вероятнее всего, при создании крепости, на этом месте планировался плац для построения воинских подразделений.

Сопоставив рисунок крепости с план-схемой города Грозного, изданной в 1970 году в масштабе 1:25000, можно ориентировочно предположить, где в свое время стояла крепость в черте города, разместившегося к указанному времени на площади в тридцать тысяч гектаров. За исходные ориентиры можно принять известное. А известно то, что с Юга и Востока крепость была ограничена левым берегом реки Сунжи и с Запада граничила с поселением солдатских семей и то, что улица, отделявшая крепость от поселения, впоследствии ставшем станицей Грозненской, назвали Граничной (в советское время: улица имени 11 августа, а после Великой Отечественной войны – Проспект Победы). Третьим ориентиром может служить дом (если так можно назвать ту полуземлянку), в котором останавливался генерал А.П.Ермолов при посещении крепости. Дом этот я видел лично, как и деревянный  мост к крепости (со стороны улицы Московской) на левом берегу Сунжи. Используя современные ориентиры, поясняю, что домик стоял в переулке между улицами Красных фронтовиков и Проспектом Революции, за старым зданием Чечено-Ингушских профсоюзов, перед площадкой у входа в Дом политического просвещения обкома КПСС (в последнее время – Исламский Университет). Дом Главнокомандующего никак не мог быть построенным где-то на отшибе. Следовательно, он находился рядом с плацем. Следующим местом, обращающим на себя внимание, может служить Республиканская больница на улице Первомайской (до революции 1917 года – Александровской – центральной улицы города). В царское время это был военный госпиталь на сто пятьдесят коек. А по давней традиции, все медицинские учреждения своё местоположение менять не любят, поэтому можно предположить, что крепостной госпиталь год от года совершенствуясь, расширялся и, в конце концов, превратился в Республиканскую больницу. По моим смутным воспоминаниям кажется, что на здании, расположенном за приемным отделением больницы сохранилась мемориальная доска, подтверждающая мои предположения.

В 200-х метрах от площади имени Серго Орджоникидзе, расположенной перед Грозненским нефтяным институтом, со стороны улицы Первомайской в царское время были выстроены Триумфальные Александровские ворота, переименованные при советской власти в «Красные» и затем снесённые в 1932 году в связи со строительством трамвайной линии. Можно предположить, что именно через эти ворота и въезжали в крепость путники из России со стороны Моздока. Имея вышеописанные ориентиры, будем считать, что знаем размер и границы участка, который занимала крепость после завершения её строительства.


Грубый подсчёт показывает, что крепость Грозная  в 1822 году занимала площадь в шестьдесят гектаров. Сопоставив размеры города, занимающего площадь в тридцать тысяч гектаров в 1987 году, и крепости в 1822 году, можно сделать вывод, что за 165 лет размеры его возросли в пятьсот раз, а сама территория к 1972 году протянулась севера на юг на тридцать километров и в основном осваивалась русскими и русскоязычными переселенцами. Об этом свидетельствуют наименования посёлков по Старопромысловскому шоссе: Бутенко, Иванова, Сен Катаямы, Пролетарское, а в Октябрьском районе посёлки наименований не получили, им присвоили номера участков (№1-№42). Мы снова невольно вернулись к вопросу, кому принадлежит приоритет над городом Грозным. Прав был грозненский атаман Галкин, когда говорил о том, что трудно через четыреста лет искать, чьи кости лежат глубже. Поэтому, для того, чтобы избежать продолжения споров на вышеозначенную тему, есть простой выход, который бы удовлетворил всех: за городом оставить красивое название  – Грозный, а спорное место в городе,  сквер имени А.П.Чехова, назвать именем Ахмада Кадырова и установить там ему памятник или бюст. 

Для завершения повествования о крепости Грозной, уместно отметить, что в ней дважды побывал А. С. Грибоедов. В 1819 году, а затем в 1825-1826 годах. Л. Н.Толстой приехал на Кавказ и прожил там с 1851 до 1854 года. Укрепление Старый Юрт на Терском хребте позже было переименовано в Толстой-Юрт. Зная положение дел на Кавказе и настроение простых людей, он говорил: «Между русским народом и горцами не было и нет вражды» и призывал  «не враждовать с другими народами, а ко всем людям, какой бы народности они ни были, относиться так же, как мы относимся к своим». В крепости провёл три года поэт Полежаев. Он радовался, когда видел живущие рядом друг с другом разные народы и написал:

 

«Мирный чеченец, кабардинец,

Кумык, лезгин, кайсубулинец,

И персиянин,  и еврей,

Забыв вражду своих обрядов,

Пестрели здесь».

 

Теперь поговорим о городе.

Грозный, с точки зрения погодных условий, расположен не на очень удобном месте. Летом, особенно в июле и августе, жители страдают от невыносимой жары. Все стремятся спрятаться от палящих лучей солнца. До революции 1917 года, когда не было мощёных улиц, земля превращалась в пыль, подобную муке самого мелкого помола, доходящую до щиколотки шагающего по ней человека и стоящую столбом при отсутствии ветра. Осенью и зимой город утопал в непролазной грязи, из которой было тяжело вытащить ноги. На улицах Дворянской (им. В.И.Ленина), Дундуковской (Проспект Революции) и других грязь достигала толщины до тридцати - сорока сантиметров. О состоянии города, его улиц, домов можно прочитать в книге «Город Грозный» выше упоминаемого автора Н.Ш.Шабаньянца, и в газете «Терский край», издаваемой во Владикавказе. Состояние дореволюционного Грозного ярко описал один из корреспондентов в «Известиях Грозненского областного института и музея краеведения» в 1947 году (№ 2-3 на стр. 46): «…улицы его грязны, узки и не мощёны, а дома, самой первобытной культуры… ни водосточных труб, ни тротуаров, ни канав – ничего здесь нет. Стоит этот закоулок нашего обширного отечества жалкий и ободранный, точно оголённое дерево, и царит в нём вечная тишина, точно на кладбище». Но город потихоньку рос, и влачил бы он своё жалкое существование до того момента, когда в районе города было обнаружено наличие нефти. Она залегала неглубоко. В 1823 году впервые у Моздока крепостными крестьянами братьями Дубиниными был построен нефтеперегонный  завод с кубами периодического действия.  Из сорока вёдер добытой и залитой в куб нефти, получали шестнадцать вёдер перегнанной. Нефть добывалась из колодцев глубиной примерно в тридцать метров с помощью коромысла, к которому привязывалось кожаное ведро. В 1837 году началась перегонка грозненской нефти на заводе откупщика В. Швецова. Небольшое отступление. При советской власти имена братьев Дубининых не были забыты, и в Сталинском (Заводском) районе их именами была названа одна из улиц, на которой в начале тридцатых годов был построен и начал свою работу Грозненский научно-исследовательский институт (ГрозНИИ). Последним его директором перед развалом СССР был Хаджиев Саламбек Наибович – Член-Корреспондент Академии наук СССР.

С шестидесятых годов 19 века начали добывать нефть  посредством скважин с помощью цилиндрического ведра  с клапаном в днище, или желонок (цилиндрических сосудов), называемая методом тартания. Механизированный способ добычи нефти в Грозном начался  в 1895 году. Скважина глубиной в сто тридцать три метра была пробурена в 1893 году на Сунженском хребте (в районе сегодняшних Старых промыслов) на участке нефтепромышленника Ахвердова. Из этой скважины и ударил первый нефтяной фонтан. Он и положил начало развитию Грозненского нефтяного района. Вскоре грозненская нефть получила мировую известность своею лёгкостью (из неё легко было извлекать светлые нефтепродукты). Это событие привлекло потоки людей и материальных средств.

С развитием промышленности (в будущем Сталинском районе) Ахвердов построил первый нефтеперегонный завод, рос и город. Рабочий класс формировался из пришлого, главным образом, русского народа.  В 1897 году население города уже составляло 15600 человек, а к 1905 году в Грозном насчитывалось уже  более 10000 только рабочих. С ростом  нефтедобычи и её переработки появилась потребность в её транспортировке. Основными продуктами, требующими перевозки в то  время, были: керосин, легроин и мазут. В этот период инженеры-путейцы проводили изыскания по прокладке железнодорожных путей от Беслана к порту Петровскому (в будущем Махачкала) на Каспийском море. Они обратились к руководству Грозного с предложением: проложить дорогу через город. «Хозяева города» потребовали непомерную плату за отчуждаемую землю. Пришлось прокладывать путь через станицу Грозненскую, по её западной границе. Вот почему керосиновые заводы возникли у железнодорожного полотна. Город наказали, да «так наказали, что внуки тех грозненцев и теперь затылки чешут», писал Д.Приволжский в книге «Весь Грозный и его окрестности» (Владикавказ, 1914 г., стр.15). Так или иначе, но в 1893 году дорога была построена, и город Грозный связался с Чёрным морем на Западе и Каспийским, на Востоке.

В 1912 году на одном из отрогов Кавказа, Юго-Юго Западнее города были открыты новые залежи нефти. Постепенно стал развиваться и этот район, получивший впоследствии наименование Новые промыслы, затем  превратившиеся в Октябрьский район. В отличие от посёлков Старопромысловского района, имеющих наименования мест или имён, в Октябрьском районе посёлки так и  сохранили номера осваиваемых участков. Уже при Советской власти в этом районе, как и в Старопромысловском, были построены больницы, школы, магазины, детские сады и ясли, прекрасные Дворцы культуры. Из города в Октябрьский район вела улица имени Павла Мусорова, которая, обрастая частными домами и административными зданиями, превратилась в магистраль.

Развитие нефтедобычи, нефтепереработки, нефтехимии и нефтяного машиностроения требовали постоянного притока рабочей силы. Поэтому эти рабочие места стали обрастать самыми примитивными посёлками и хуторами, которые росли хаотически и представляли собой убогие халупы  и землянки. Некоторые названия  так и сохранились за ними до настоящего времени: Андреевская долина, Первый подгорный, Второй, Третий подгорные хутора.

И последнее. Перед тем, как начать делиться своими личными воспоминаниями, считаю интересным сообщить то, как изменялся рост числа жителей с момента окончания строительства крепости Грозной, до последних сведений об их количестве в городе Грозном, к моменту развала СССР в 1991 году:

1820 год, крепость – 2000 человек;

1870 год, город Грозный – 4000 человек;

1897 год, начало нефтяного бума – 15600 человек;

1904 год  – 23012 человек (рабочих – 10000);

1913 год   – 30400 человек (рабочих – 20000). 

Советский период:

1926 год  – 71000 человек;

1929 год  – 172000 человек;

1971 год  – 342000 человек;

к 15 мая  1987 года –  400000 человек.

Таким образом, можно подсчитать, что с 1820 года по 1991 годы (то есть, за 167 лет), количество жителей города возросло в двести раз.

Интересен период перераспределения количества жителей  по их национальному составу. Так, например, в 1939 году, за два года до начала Великой Отечественной войны в Грозном насчитывалось 172000 человек, основную массу которых составляли русские. К моменту выселения чеченцев из республики в 1944 году, в городе, остающемся русским по составу и количеству, число их не изменилось и оставалось на том же уровне. Подтверждением тому, что Грозный, будучи столицей Чечено-Ингушской Автономной Советской социалистической республики, по национальному составу оставался русским городом, являются наименования улиц, которые и до революции и после неё носили русский характер. На план-схеме, изданной в 1970 году, город Грозный насчитывал 247 крупных улиц с русскими наименованиями, и только десять носили имена чеченцев и ингушей: А. Шерипова, А.Г. Гойгова, А.Р. Исаева, М. Кундукова, Мазнака Ушаева, Мирзоева, Сайханова, Тасуева, Ханпаши Нурадилова, Ю. Албогачиева, что составляет примерно 4%.

Начиная с 1957 года, года возвращения чеченцев и ингушей на историческую родину, началось изменение процентного соотношения русских и чеченцев в городе. По их возвращении, тем, кто до выселения имел жильё в городе,  запрещалось претендовать на него. Но им было дано разрешение строить свои новые дома на окраинах города.  Например, аул Алды после выселения чеченцев был заселен русскими и получил наименование Черноречье. После возвращения на Родину чеченцам была выделена земля рядом с Черноречьем на противоположном берегу «Грозненского моря», и они построили новый, значительно лучше благоустроенный посёлок, но со старым, по историческим меркам, названием – Алды, оказавшимся в черте города. Так же были освоены аул-посёлок Старая Сунжа, район  совхоза № 3 на улицах Ханкальской и Гудермесской, южный конец проспекта им. В.И. Ленина и другие окраины города. Таким образом, за счёт перераспределения населения по национальному составу, изменилось их процентное соотношение, и  число граждан города возросло к 1971 году до 349000 человек, то есть в два раза по сравнению с 1944 годом.

К моменту развала СССР, в 1991 году, количество жителей города выросло до сорока тысяч человек. В этот период развалилась и Чечено-Ингушетия. Новым сепаратистским правительством Чечни была провозглашена республика «Ичкерия». Жителям республики было предложено зарегистрировать себя гражданами нового государства, путём постановки в паспорте штампа «Гражданин Чеченской республики». Началось массовое бегство русских и русскоязычных граждан из «новой страны». Люди стали покидать город и республику, продавая за бесценок или просто бросая свои дома и квартиры и  разъезжаясь кто куда по безбрежным просторам необъятной России в поисках «нового счастья». По меткому выражению В. Жириновского: «Остались только старики и дураки». И это почти правда. Чеченцы же, приезжая из аулов, скупали жильё кварталами. Заколачивали окна в домах досками и возвращались к себе домой  в родные аулы, зарезервировав, таким образом, себе на будущее (на всякий случай), место в городе.

В итоге, в ходе Чеченской войны 1994-1995 годов, и  бегства примерно ста пятидесяти-двухсот тысяч русских и других народов из города, он стал чеченским. В предвидении штурма города российскими войсками чеченское население вместе со всем своим скарбом, покинули его и поселились у своих многочисленных родственников в родовых аулах, оставив умирать русских «дураков и стариков» под развалинами многоэтажек, частных домов и на улицах города. Если в России после землетрясений, других стихийных бедствий в районы, где они происходили, выезжали различные службы спасения, типа МЧС, то в Грозном этого не происходило. Те, кто оказался под развалинами, так там и остались заживо похороненными. Цветов над местами их гибели положить было некому. Тех, кого собрали на улицах, свезли к Центральному кладбищу города, побросали в ров длиной в сто и шириной в шесть метров и закопали без всякой экспертизы и опознания. А ведь это были русские люди, потому что чеченцы своих не бросают. Никаких траурных церемоний, подобных «Норд Осту», больнице в Будённовске, школе в Беслане не было. А почему? Потому что русские люди в Грозном погибли не от рук боевиков, а от рук руководителей России, бездарно организовавших удержание Чечни в составе нашего государства.

«Спасибо, Борис Николаевич, Вам хорошо спится? Думаю, «шта..а..а..а» кошмары не снятся».

Невольно, разъясняя процесс перераспределения национального состава в Грозном и во всей Чечне, я опередил события, которые хотел описать в своих воспоминаниях, но, разъясняя  его, вдруг вспомнил все картины, которые  видел в дни Чеченской войны и не смог остановиться. Вероятно, мне ещё придётся к этому вернуться позже.


Далее >>

Просмотров: 20129 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 4.1/13 |

Написать Автору
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:

Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz