Четверг, 21.09.2017, 04:16
"ЧЕЧНЯ ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА"
Владимир Хангельдиев


 


Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК О КАВКАЗЕ (ЧАСТЬ 2)
23:07

О жестокости войны того периода очень красочно написал  М.Ю.Лермонтов в стихотворении «Валерик», в котором он  описывает бой, произошедший 11 июля 1840 года в районе  Гехинского леса:

«…Раз – это  было  под  Гихами,

Мы  проходили  тёмный  лес;

Огнём  дыша,  пылал  над  нами

Лазурный  ярко  свод  небес.

Нам  был  обещан  бой  жестокий.

Из  гор  Ичкерии  далёкой

Уже  в  Чечню  на  братний  зов

Толпы  стекались  удальцов.

Над  допотопными  лесами

Мелькали  маяки  кругом;

И  дым  их  то  вился  столпом,

То  расстилался  облаками,

И  оживилися  леса;

Скликались  дико  голоса

Под  их  зелеными  шатрами.

Едва  лишь  выбрался  обоз

В  поляну,  дело  началось;

Чу!  В  арьергард  орудья  просят;

Вот  ружья  из  кустов  выносят,

Вот  тащат  за  ноги  людей

И  кличут  громко  лекарей;

А  вот  и  слева,  из  опушки,

Вдруг  с  гиком  кинулись  на  пушки;

И  градом  пуль  с  вершин  дерев

Отряд  осыпан.  Впереди  же

Всё  тихо – там  между  кустов

Бежал  поток.  Подходим  ближе.

Пускаем  несколько  гранат;

Ещё  продвинулись;  молчат;

Но  вот  над  бревнами  завала

Ружьё  как  будто  заблистало;

Потом  мелькнули  шапки  две;

И  вновь  всё  спряталось  в  траве.

То  было  грозное  молчанье,

Не  долго  длилося  оно,

Но  в  этом  странном  ожиданье

Забилось  сердце  не  одно.

Вдруг  залп…,  глядим:  лежат  рядами,

Что  нужды?  Здешние  полки

Народ  испытанный.  В  штыки,

Дружнее!  Раздалось  за  нами.

Кровь  загорелася  в  груди!

Все  офицеры  впереди…

Верхом  помчался  на  завалы

Кто  не  успел  спрыгнуть  с  коня…

Ура! – и  смолкло. – Вон  кинжалы,

В  приклады! – и  пошла  резня.

И  два  часа  в  струях  потока

Бой  длился.  Резались  жестоко.

Как  звери,  молча,  с  грудью  грудь,

Ручей  телами  запрудили.

Хотел  воды  я  зачерпнуть…

  зной,  и  битва  утомили

Меня),  но  мутная  волна

Была  тепла,  была  красна.

… На  берегу,  под  тенью  дуба,

Пройдя  завалов  первый  ряд,

Стоял  кружок.  Один  солдат

Был  на  коленях;  мрачно,  грубо

Казалось  выраженье  лиц,

Но  слёзы  капали  с  ресниц,

Покрытых  пылью на  шинели,

Спиною  к  дереву,  лежал

Их  капитан.  Он  умирал;

В  груди  его  едва  чернели

Две  ранки;  кровь  его  чуть-чуть

Сочилась.  Но  высоко  грудь

И  трудно  поднималась,  взоры

Бродили  страшно,  он  шептал…

«Спасите  братцы.  Тащат  в  горы.

Постойте – ранен  генерал…

Не  слышат…»  Долго  он  стонал,

Но  всё  слабей  и  понемногу

Затих  и  душу  отдал  богу;

На  ружья  опершись,  кругом

Стояли  усачи  седые…

И  тихо  плакали… потом

Его  остатки  боевые

Накрыли   бережно  плащом

И  понесли.  Тоской  томимый,

Им  вслед  смотрел  я  недвижимый.

Меж  тем  товарищей,  друзей

Со  вздохом  возле  называли;

Но не  нашёл  в  душе  моей

Я  сожаленья,  ни  печали.

Уже  затихло  всё;  тела

Стащили  в  кучу;  кровь  текла

Струею  дымной  по  каменьям,

Её  тяжелым  испареньем

Был  полон  воздух.   Генерал

Сидел  в  тени  на  барабане

И  донесенья  принимал.

Окрестный  лес,  как  бы  в  тумане,

Синел  в  дыму  пороховом.

А  там,  вдали  грядой  нестройной,

Но  вечно  гордой  и  спокойной,

Тянулись  горы – и  Казбек

Сверкал  главой  остроконечной.

И  с  грустью  тайной  и  сердечной

Я  думал:  жалкий  человек.

Чего  он  хочет!  …Небо  ясно,

Под  небом  места  много  всем,

Но  беспрестанно  и  напрасно

Один  враждует  он – зачем?

Галуб  прервал  мое  мечтанье,

Ударив  по  плечу;  он  был

Кунак  мой:  я  его  спросил,

Как  месту  этому  названье?

Он  отвечал  мне:  Валерик,

А  перевесть  на  ваш  язык,

Так  будет  речка  Смерти:  верно,

Дано  старинными  людьми.

– А  сколько  их  дралось  примерно

Сегодня? – ТЫСЯЧ  ДО  СЕМИ.

– А  много  горцы  потеряли?

– Как  знать? – ЗАЧЕМ  ВЫ  НЕ  СЧИТАЛИ?

 «Да!  Будет,  кто-то  тут  сказал,

Им  в  память  этот  день  кровавый!»

ЧЕЧЕНЕЦ  ПОСМОТРЕЛ  ЛУКАВО

И  ГОЛОВОЮ  ПОКАЧАЛ… 

 

После сражения под Гехами  чеченцы  ушли  в войска  Шамиля.

Стихотворение М.Ю.Лермонтова я привел здесь почти  полностью потому, что он был непосредственным участником боя.  Вот что было написано по этому поводу в официальном «Журнале  военных действий»: «Тенгинского полка поручик Лермонтов, во  время штурма неприятельских завалов на реке Валерик, имел  поручение  наблюдать за действиями передовой штурмовой  колонны  и уведомлять начальника отряда об её успехах,  что  было  сопряжено  с величайшею для  него опасностью от неприятеля, скрывавшегося  в  лесу за  деревьями и кустами. Но офицер этот, не смотря ни на какие  опасности, исполнял возложенное на него поручение с отменным  мужеством и хладнокровием и с первыми рядами храбрейших  ворвался в неприятельские завалы». Заметим, что журнал не  называл  противника ни врагами, ни бандитами, а уважительно -  «неприятель».  Временно перенесёмся в 1995 год. Министр обороны  России  Грачев:  «Да мы этот  город  (имелся  в виду  Грозный)  полком  ВДВ  возьмём  за два часа». Второй пример. Командующий Восточной  группировкой, наступавшей  на  город со стороны Аргуна, генерал   Н.Стаськов, для обеспечения успеха, вызвал авиацию. Ему ответили:  «Ты что, четырёх пастухов не  можешь разогнать?»  К чему привело  такое пренебрежение к  противнику,  россияне  поняли  скоро. Но об  этом  мы  поговорим  позже.                   


Далее  >>

Просмотров: 3904 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0 |

Написать Автору
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:

Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz